Статьи
…и в воздух фантики взлетели. Николаю Писареву - 50!
Прочие турниры

…и в воздух фантики взлетели. Николаю Писареву - 50!

Источник: BSRussia.com
Автор: BSRussia.com
В 2005 году Николай Николаевич создал, а затем вырастил и воспитал команду будущих чемпионов. BSRussia публикует его воспоминания для журнала "Футбол, дотянувшийся до звёзд".

В 2015 году российский футбол праздновал своё десятилетие. Одним из подарков к первому юбилею стал журнал "Футбол, дотянувшийся до звёзд", в котором были собраны воспоминания творцов феноменального успеха российского пляжного футбола: и игроков, и тренеров, и руководителей, и всех причастных к молодому виду спорта. Один из самых любопытных и ярких разделов был посвящён Николаю Писареву – создателю и первому тренеру сборной России и его воспоминаниям. Как Николай Николаевич вообще пришёл в пляжный футбол, почему Карпин злился и кидался футболкой, мог ли Эрик Кантона стать тренером сборной... Но журнал вышел ограниченным тиражом и широкий круг поклонников пляжного футбола об этих фактах не знает. 

Однако сегодня, в день 50-летия Николая Николаевича уже ничего не мешает всё это вспомнить.

От всей души поздравляем Николая Писарева с юбилеем и желаем ему крепкого здоровья и успехов во всех начинаниях! И передаём слово юбиляру...

Первые пометки в летописи пляжного футбола датируются 1996 годом. Мой друг Олег Грачёв вместе с товарищем собрал команду и повёз её в Рио. Там играли Чанов, Хидиятуллин, Якубик, Атаулин, они съездили один раз, и тема сама собой затухла. В 2003 году мы с Виктором Шалимовым закончили работать в "Уралане", и в следующий год я фактически вошёл безработным. В какой-то момент увидел по телевизору пляжный футбол и вспомнил, что есть такой вид спорта. Пошёл к Шамилю Тарпищеву, с которым дружил ещё с 90-х. Теннис вообще был для меня вторым видом спорта после футбола, я даже участвовал в знаменитом турнире "Большая шляпа". Так вот, я сказал Тарпищеву: "Я сейчас без дела, как бы понять, что такое пляжный футбол и кто занимается его организацией? Хочется попробовать развивать его в России". Шамиль пообещал помочь. На тот момент я вообще не понимал, с чего начать, поэтому выбрал свой путь – сразу же вышел на международную арену (улыбается). Поехал в Барселону, где при поддержке Тарпищева встретился с Куско и Габино, нынешними руководителями BSWW. Мы договорились, что для начала нужно собрать хоть какую-то сборную России и в августе 2005 года выступить на Мальорке. Мы тогда даже правил не знали, но согласие на участие дали сразу. Я ничего не понимал в специфике и решил просто собрать всех своих друзей из большого футбола.


Как раз в это время я узнал, что в России уже проводятся турниры, в частности идёт чемпионат Москвы. Я пообщался с Сергеем Анохиным и понял, сколько он делает для того, чтобы пляжный футбол в России начал жить своей жизнью. Однажды Анохин пригласил меня на тренировку ребят из своей команды. Мы с Вячеславом Никифоровым приехали в Серебряный Бор, там, на въезде у шлагбаума, нас встречал Александр Алаев. Он провёл нас на трибуны, сам отправился тренироваться и сразу же забил очень хороший гол, чем заслужил мысленный плюсик. Конечно, на тот момент я не обладал статусом и полномочиями тренера сборной, но плюсики уже ставил.

В итоге Никифоров нашёл средства, и мы повезли сборную в Пальма-де-Мальорку. В майках, на которых надпись "Химик Россошь" была в четыре раза больше слова Russia. Незадолго до отъезда у нас с Анохиным состоялись непростые переговоры, по итогам которых решили дальше идти вместе. Частью этого решения стало условие взять в команду четырёх никому не известных тогда игроков – Семёнова, Леонова, Шамрая и Алаева. Я же пригласил своих ребят – Карпина, Мостового, Ледяхова, Попова, Кирьякова и Никифорова. Мы приехали в Барселону на сбор, и с первой же тренировки я Алаева изгнал, потому что он активно пререкался с тренером и даже пробовал дерзить. Я принял волевое решение, ну а Шамрай, как друг, добровольно последовал за товарищем в ссылку (смеётся). Честно говоря, мне просто нужен был повод, чтобы убрать двух человек из этой четвёрки. Я же не мог сажать на лавку заслуженных экс-футболистов, которых сам же и пригласил. Им никаких серьёзных денег не обещали, я был очень благодарен ребятам за то, что они откликнулись. А потом, в холле нашего отеля, я произнёс речь. Примерно такую, какую в своё время вожди говорили с броневиков и бронепоездов. Я сказал: "Наступит в пляжном футболе время, когда мы станем чемпионами мира и над нашими головами полетят фантики". Это было красиво, с учётом того, что команда вместе с тренером и правил на тот момент толком не знала.


На этом лирика и закончилась. Мы смогли обыграть Бельгию, она была очень слабая. Вся наша команда немедленно впала в эйфорию и в следующем матче была очень жёстко опущена с небес на землю швейцарцами. Никогда не забуду, как Валера Карпин после матча кидался футболкой, расстроился жутко.

Потом был чемпионат России в Анапе, на который меня не удосужились пригласить. Я очень обиделся, в итоге приехал сам. Турнир финансировался Анохиным и частично Нечаевым, участвовали восемь команд. Главное достижение – опять смогли привезти на закрытие Мутко, он и дал возможность провести этот чемпионат под эгидой Российского футбольного союза. Турнир выиграла команда, спонсировавшая тем самым Никифоровым, на деньги которого мы ездили в Испанию. Получилось так, что ему не дали медаль, вследствие чего он крупно поругался с Нечаевым. Как и положено, в начале большого дела разные люди стремились тянуть одеяло на себя.


Спустя всего два месяца Россия уже ждала у себя Кубок Европы, он должен был пройти в декабре в СК "Лужники". Команду на сбор перед турниром формировал я при участии Анохина. Никифоров как-то плавно был отодвинут в сторону и в отместку запретил своим футболистам ехать в сборную. Речь шла о Шкарине, Горчинском, Еремееве, Вострикове, Дурсине. Мы отправились в Севастополь в ноябре. Там было холодно. Ноги на песке мёрзли так, что приходилось бегать и греть их в море. Я взял с собой помощником испанца Кике, он, по-моему, ожидал чего угодно, только не таких погодных условий. А мы тренировались на песке и в зале. Кое-как подготовились, вернулись в Москву и дошли до финала Кубка. Это был успех с большой буквы.

2006 год вспоминать не хочется. Наверное, он помог "пляжке" сразу же закалиться, но нет ничего приятного в том, что сборную России, победившую на этапе Евролиги в дивизионе В, дисквалифицируют после письма из России. И заодно лишают права провести уже согласованный этап Евролиги у себя дома. Советник Виталия Мутко, а это бы не кто иной, как Нечаев, подсказал ему идею написать бумагу для дисквалификации сборной. На тот момент ФИФА уже вошла в тему пляжного футбола и не могла считать официальной команду, которую не поддерживает национальная федерация. Реналес и люди из БСВВ только руками разводили: раньше им было всё равно, сейчас они оказались связаны своим официальным статусом по рукам и ногам. Нечаев, считавший, что он провёл первый чемпионат России и поэтому имеет право забрать всё под свой контроль, фактически и стал главным инициатором дисквалификации. Он получил возможность организовать второй чемпионат и провёл его в Сочи. Победила питерская команда "Тим", Алаев и Шамрай ездили туда обычными игроками в составе только что образованного "Строгино", а я после дисквалификации сборной взял паузу.


В 2007 году в структуре РФС появилась штатная единица руководителя пляжного футбола. Нечаев привёл к Мутко своего человека, но что-то произошло, и эту должность занял Алаев.  Меня официально оформили тренером сборной, и мы начали готовить команду. Сначала был отборочный турнир в Греции, мы в финале обыграли Израиль и квалифицировались в дивизион А. С этого и началось феерическое шествие сборной России, о котором подробно мог бы рассказать кто-то из игроков, да хотя бы Юрий Горчинский.

Чемпионат России вновь прошёл в Сочи, но организовывали его уже Алаев и Шамрай, официально нигде не работавший, но вынужденный каждый день ходить в офис РФС. Как на работу. Событие глобальное, с непривычки не всё получалось, помню, как они бродили по вокзалу, искали пропавшие вагоны с песком (улыбается). Однако всё провели, турнир снова выиграл Питер, на этот раз IBS с Андре и Буру. Потом был наш первый чемпионат мира, перепуганная Бразилия, обыгравшая нас только по пенальти, неудача с Мексикой, ну да об этом ребята наверняка расскажут более подробно.


2008 год начался с двух интересных моментов. Для начала образовался комитет пляжного футбола, во главе которого встал первый заместитель руководителя Федеральной таможенной службы Владимир Шамахов. Вторым интересным событием стал Кубок России, а точнее, даты его проведения – с 1 по 3 мая. Так рано мы ещё не начинали. Причина-то была проста: квалификация чемпионата мира – первая настоящая, а не проходящая в рамках Евролиги, - стартовала 11 мая. Игрокам нужна была игровая практика, поэтому кто-то придумал провести Кубок России. Выиграло его, кстати, "Строгино".

Опять приехал Мутко, наш официальный шеф. Увиденным остался доволен. Сборная благополучно отобралась на чемпионат мира и отправилась в Марсель, там мы вышли из группы, но в четвертьфинале попали на Бразилию. Забили первыми, достойно играли весь матч, немного не хватило сил на концовку. В это же время генеральным директором РФС стал Алексей Сорокин, и мы уговорили его создать отдел пляжного футбола, куда и взяли на работу Шамрая, теперь уже совершенно законно ходившего в РФС.


В 2010 году Виталий Леонтьевич стал министром спорта, а президентом РФС выбрали Сергея Фурсенко. Мы с Алаевым, как представители пляжного отдела, пошли знакомиться. Видимо, как-то сразу приглянулись. Поговорили, после чего я с командой отправился на сборы, а Алаев – готовить первый российский этап Евролиги. Фурсенко позвонил мне прямо в Анапу и предложил стать спортивным директором. Я его спрашиваю: "Что делать-то нужно?". А он мне: "Полномочия будут самые широкие". Я подумал, что широкие полномочия это хорошо, и согласился (улыбается). От таких предложений не отказываются, тем более я всё-таки из большого футбола, мне было очень интересно попробовать. Фурсенко дал понять, что совмещать посты у меня не получится, пообещал, что пляжный футбол войдёт в структуру спортивного департамента, и я продолжу его курировать, но с тренерской должности необходимо уйти. И вот тут встал вопрос: а кто вместо меня?

Хотели пригласить Эрика Кантона, я летал в Португалию, разговаривал с ним. Параллельно рассматривали другие кандидатуры, например Жуниора Негао. И вот пока я в Португалии уговаривал Кантона, мой помощник Миша Лихачёв с командой выиграл Кубок Европы. Потом был наш Кубок, в Самаре, туда пригласили Негао. На футболе он был один или два раза за пять дней, зато беспрерывно спрашивал, когда ему заплатят. Эти постоянные разговоры о деньгах привели к тому, что мы побыстрее спровадили его домой без какой-либо мысли о заключении контракта.  В итоге Миша доработал год в должности исполняющего обязанности, после чего мы его утвердили.


Конечно, я очень сильно курировал "пляжку", она была мне слишком дорога. Старался и премиальные сделать посерьёзнее, и сборы организовать на высшем уровне. Мог ли думать, что всего за шесть лет мы добьёмся того, чтобы фантики летали над нашими головами? Нет, только лишь надеялись, что рано или поздно это случится. Я считал, что в Европе мы сможем стать лучшими, но совершенно не был уверен, что Бразилия когда-нибудь окажется нам по зубам. На первых порах у нас была проблема чисто кадрового характера: сильная первая четвёрка и вторая, которая должна давать передохнуть первой. И как только эта проблема была решена, как только сборная заиграла в две четвёрки, с Россией стало невозможно справиться.

Предположу, что мы в некотором роде бежали впереди паровоза. У нас не было инфраструктуры, как у Португалии или Испании, не было километровых пляжей и бесконечного лета, как в Бразилии. Зато имелась энергетика и множество людей, которых удалось вовлечь в процесс развития пляжного футбола. Да, не всё и всегда было гладко, имелись конфликты, споры, конкуренция, но, как известно, самая большая дружба возникает после драки. Мы все вкладывали и время, и душу, и деньги, не ожидая никакой материальной отдачи. Сейчас мы – чемпионы мира. Ощущать себя лучшим в мире, не важно, в чём, – это удивительно. Мы всё сделали с нуля, я всю жизнь буду гордиться тем, что участвовал в этом вместе с Алаевым, Анохиным, Тарпищевым, Мутко, Шамраем, да можно очень долго перечислять фамилии. Российский пляжный футбол – нереальная история, которая никогда бы не смогла произойти в любой другой стране.



Команды:
Люди:
Материалы по теме:
Поделиться: