Новости
«Ты что, больная что ли? Не надо никаких футболов!»
Прочие турниры

«Ты что, больная что ли? Не надо никаких футболов!»

Источник: BSRussia.com, фото: vk.com/club_wfc_zvezda, beachsoccer.com
Автор: Юлия Иванова
В детстве она сбегала из дома, чтобы играть в футбол. Вратарём случайно стала в 15 лет. А теперь защищает ворота сборной России. И, кстати, пишет классные песни.

Вратарь Виктория Силина выиграла со «Звездой» всё, а через считанные часы может исполнить свою главную мечту в жизни – сыграть первый матч за сборную России. А ведь до 15 лет её родители не одобряли футбольных увлечений дочери, и ей приходилось сбегать из дома, чтобы ходить на тренировки. А потом она и вовсе покинула родной город, чтобы достичь успеха. И достигла – до сих пор подкалывает маму тем, что в футболе, оказывается, можно чего-то добиться.

«НА ВАС ФОРМА СБОРНОЙ РОССИИ, НО НЕ ЗАДИРАЙТЕ НОС»

– Виктория, какие впечатления остались от двух первых дней в сборной России? Хорошо ли работается с главным тренером Ильёй Леоновым?

– Очень хорошо. У него особый подход к каждому игроку. Если у кого-то есть вопросы, он с радостью на них отвечает, объясняет, поддерживает. И он очень, как бы лучше сказать... крутой, в общем (улыбается). А что касается самих тренировок, то для нас, играющих в пляжный футбол, всё привычно. Объём работы большой, но мы справляемся. Есть только одна серьёзная трудность: в Назаре очень жарко и душно. Но зато нам привезли много воды (улыбается).

– Были ли какие-то новые упражнения на тренировках, новые сочетания игроков? Или Иван Канаев на тренировках «Звезды» предлагает то же самое?

– На двух первых тренировках пробовались абсолютно разные сочетания, перемешивали всех со всеми, чтобы понять, как получится лучше. А что до упражнений, то чего-то принципиального нового нет. Но, наверное, каждое упражнение в «пляжке» похоже на какое-то другое. Хотя в «Звезде» мы перед тренировками всегда бегали по два круга, а теперь по шесть-семь. Мне кажется, что это правильно: шесть кругов пробежал и ты уже в порядке (улыбается).

– На тренировке Илья Юрьевич просил вратарей не бить по чужим воротам, а отдавать мяч полевым игроками. А вы ведь хорошо играете ногами. И желание забивать, видимо, есть?

– Желание забивать есть, особенно после такого сумасшедшего Кубка чемпионов. Но тренер дал понять, что ему от вратарей нужны не сумасшедшие голы, а в первую очередь сейвы, пустая сетка. Мы пытаемся услышать всё, что он хочет до нас донести, пытаемся сделать всё правильно. Самое главное – понять, чего хочет главный тренер и не забывать это. А забить всегда успеем.

– Вы на сборе национальной сборной России. Какие мысли приходят в голову по этому поводу? Что здесь есть такое особенное, чего нет в «Звезде»?

– Тут всё особенное! Всё по-другому! Это всё-таки сборная. Я уверена, что каждый, кто здесь находится, когда-то мечтал об этом. Когда мы начинали играть в «пляжку», то и подумать не могли, что пляжный футбол дойдёт до такого уровня. Так что сейчас все очень счастливы, все готовы доказывать, что достойны места в сборной. Особенно приятно, что нам попался такой крутой тренер, как Илья Леонов, который переживает за каждого игрока, всегда спрашивает, как мы себя чувствуем, общается. В общем, молча на тренировках мы не ходим (улыбается).


– А вам удалось поговорить с главным тренером один на один?

– Да, на площадке во время тренировки. Он подходил, говорил о конкретных игровых моментах, просил, например, делать передачи чуть ниже. Просил опять же много не бить. И хвалил, кстати (улыбается). Очень круто было получить похвалу от такого наставника.

– Иван Канаев на собрании попросил команду быть поскромнее. Что это значило?

– Наверное, говоря это, он имел в виду, мол, на вас форма сборной России, но не задирайте нос. Если вы в форме сборной, это не повод широко разбрасывать пальцы. В любом случае, нужно на каждой тренировке, в каждой игре доказывать, что ты достоин этого места в сборной.

– На том же собрании главный тренер сказал, что задача сборной – только победа, только первое место. Это психологическое бремя или дополнительный стимул?

– Это стимул. Он подстёгивает. Да вообще, всё, что здесь происходит, заряжает какой-то энергией. Вот сегодня у нас было две тренировки. А было бы три – мы были бы только рады. Всё, что нас сейчас окружает, – это очень круто. Безусловно, нам нужно занимать первое место, доказывать не только себе, но и всей стране, что женский пляжный футбол в России на очень высоком уровне. И мы готовы играть наравне с любыми командами мира, которые выйдут против нас.

– Насколько хорошо вам известны соперники по группе – Швейцария и Нидерланды?

– Хорошо, наверное. Я открою вам маленький секрет: я никогда не запоминаю, с кем я играю (улыбается). Помню, что такой-то клуб, такая-то страна, но не более того. Мне не особенно важно против кого выходить играть, потому что у всех надо выигрывать. Понятно, что против нас выйдут сборные, сильные команды. Но и мы не слабые. Так что будем выходить и биться.

«МАМ, ПОМНИШЬ, ГОВОРИЛА МНЕ, ЧТО В ФУТБОЛЕ НИЧЕГО НЕ ДОБИТЬСЯ?»

– Есть ли для вас разница – выходить с первых минут или в середине матча? Является ли для вас проблемой, когда вы получаете меньше игрового времени, чем хотели бы?

– Открою вам ещё один мой маленький секрет (улыбается). В пляжный футбол я вместе с Аней Черняковой пришла чуть позже многих других подруг по команде – в 2014 году. К тому времени в команде уже была Аня Акылбаева. Мы играли в различных турнирах, и Ваня Канаев нас тасовал постоянно: то Аня выйдет первой, то я. Понятно, что я намного младше Ани, и с самого начала мне было очень обидно: вроде мы одинаковые вратари, но почему в этой игре так, а не иначе?

Когда мы играли в 2018-м на Кубок чемпионов, получилось так, что в одной из игр я сыграла один период, а в следующей – всего две минуты. После этого у меня в голове было очень много вопросов. Я не понимала, почему принимаются такие решения, очень много переживала, плакала. Но Саша Самородова, с которой мы жили, сказала мне как-то, мол, ты чего, тряпка что ли? Соберись и прояви себя в оставшихся матчах! А матчей оставалось всего два – полуфинал и финал. Я разозлилась на это всё и решила, что надо доказывать, что я тоже хороший вратарь. Вышла, выкинула все мысли из головы и просто начала играть. Забила два, ни разу не пропустила. После этого у нас был разговор с Ваней Канаевым. Он сказал: «Вот видишь. Всё же хорошо!»

Так что для меня не особенно важно выходить первым или вторым номером. Просто я чаще всего разыгрываюсь именно во втором и третьем периодах, а в первом привыкаю к сопернику, к мячу. Наверное, мне даже привычнее появляться на песке во втором периоде.


– Игровое время между вратарями делится 50 на 50, чтобы никому не было обидно?

– Да, в «Звезде» мы чаще всего делили время пополам. Полтора периода играет один вратарь, полтора – другой. Бывало, что мне давали больше времени, бывало наоборот. У кого, по мнению тренера, лучше идёт игра, тот и остаётся на песке. У тренеров свои взгляды на это. А мы можем только своими действиями доказывать, что готовы лучше. Конечно, когда тебе дают меньше игрового времени, ты начинаешь сомневаться в своих силах, переживать. Но я вместе с этими переживаниями обычно только прибавляю, потому что хочу доказать всем, что я не просто так в пляжном футболе, что не просто так езжу на соревнования, что я тоже умею играть.

– Всем известно, что вратари – это особая каста игроков. В любой ситуации вратари всегда держатся обособленно. Ваш пример это только подтверждает. Как вы настраиваетесь на игру? Как вы боретесь со своими внутренними переживаниями? Что вам помогает?

– Мне помогает моя мама. Я всегда звоню ей, и она меня подзаряжает немножко.

– Что она говорит?

– Там всегда всё просто (улыбается). Я звоню ей, всё рассказываю. А он говорит: «Вик, ну перестань. Ты же у меня самая лучшая! Покажи уже всем, что ты можешь». Эти слова мамы – сильная мотивация для меня. Мне иногда кажется, она о пляжном футболе уже знает больше, чем я: всегда следит, поддерживает, вопросы по игре задаёт. Моя мама – это мотиватор, а папа – это поддержка и опора, но и расслабиться он мне не даёт. Так что мои родители оказывают очень большое значение на то, как я играю. Они на протяжении всех этих лет в пляжном футболе очень сильно меня поддерживают. У меня ведь всегда была мечта, чтобы родители гордились мной. Я сама из маленького городка Сегежа в Карелии, у нас там ничего особо не было. И я всегда хотела чего-то достичь, чтобы родители увидели, что у них хороший ребёнок (улыбается).

А возвращаясь к настрою  на матчи, каких-то особых ритуалов у меня нет. Ваня мне рассказывал, что кто-то смотрит целый час на карандаш – такого у меня нет (смеётся). Зато я иногда, когда выхожу на поле, разговариваю сама с собой. Говорю себе: «Давай Силина, покажи всем!»

– Как родители относились к тому, что их дочь выбрала футбол?

– Я уехала из своего города в 15 лет. Меня позвали играть в Ленинградскую область, и я стала жить одна. А до этого мои родители до этого даже не знали, что я футболом занималась.

– Как же такое возможно?

– Когда я пошла на первую тренировку по футболу, то сказала: «Мам, я пойду в футбол играть». Мама мне ответила: «Ты что, больная что ли? Сядь. Не надо никаких футболов!» Меня закрывали дома, не пускали на тренировки. А я скидывала портфель с балкона и потом как бы шла гулять, а сама – на футбол. Всё это продолжалось около года. А потом наша школа приняла участие в общенациональном проекте «Мини-футбол – в школу». Я пришла домой, говорю: «Мам, там попросили в Москву съездить. Просто для количества, там народу не хватает». И поехала в Москву. А меня там заметили и позвали в Ленинградскую область играть. Я домой пришла и прямо в лоб сказала: «Мам, мне надо ехать». Мама сидела с круглыми глазами, а все родственники прибежали к нам домой и её уговорили, мол, Наташа, пускай ребёнок едет, раз так хочет. И вот как я из дома в 15 лет уехала, так до сих пор где-то катаюсь (смеётся).

А родители не то что против были. Они просто не понимали, наверное. Или просто не верили, что женский футбол может быть высокого уровня. А теперь я постоянно маму подкалываю: «Помнишь, говорила мне, что в футболе ничего не добьёшься?» А она краснеет сразу...


– Кого же родители хотели вырастить, как думаете?

– У меня по папиной линий бабушка была тренером по плаванию. И я с шести лет начала плавать. Но потом возникли проблемы со здоровьем и плавать мне запретили. Я немножко дома посидела, а потом пошла на волейбол, на футбол. Да всё перепробовала. Даже боксом хотела заняться, но мама не разрешила (смеётся). Но как-то по папиной линии – всегда в спорт. Хотя и танцами я занималась, и рисованием, и даже вязанием. Но какое мне вязание? Я на месте сидеть не могла.

Я, начиная с раннего возраста, все решения принимала сама. И особенно не боялась того, что скажут мама или папа. Я знала, что настанет тот момент, когда они будут мною гордиться и поймут, что были немножко неправы. Я когда уезжала, так и сказала: «Мам, ты ещё пожалеешь о том, что сказала, что в футболе ничего не добиться». И мама признала, что была не права.

«БУХЛИЦКИЙ – ЭТО ЧУМОВОЙ ФУТБОЛИСТ ВООБЩЕ!»

– Вы же, насколько известно, начинали, как полевой игрок. Так ведь?

– Да, я была нападающим. А вратарём я играю, наверное, лет пять всего-то.

– Это та самая классическая история о том, как в команде не было вратарей, и нападающего поставили в раму?

– Да-да, она (смеётся). Когда я переехала в Ленинградскую область, мы поехали в Ульяновск – играть в большой футбол. А там у нас «сломался» и первый вратарь, и второй. Тренер сказал, что надо вставать кому-то полевому. Так прямо и спросил – есть желающие? А я тогда на скамейке сидела, потому и ответила: «Давайте я!» А по ходу матча я во время углового как вылетела, чтобы мяч выбить! Тренер был в шоке: «Силина, – говорит, – до конца турнира ты остаёшься в воротах!» После этого турнира мне понравилось, начала тренироваться на этой позиции.

– А что за команда у вас была в Ленинградской области?

– Мини-футбольная. «Славатор» из Лодейного поля. Все девчонки 1997 года рождения – тренер их с шести-семи лет воспитывал. А я к ним в 15 присоединилась. Школу с ними же заканчивала, потому колледж. А потом мне как-то скучно там стало. Да и команда уже играть особо не хотела. У всех свои задачи, планы на жизнь. И я решила искать другую команду. На чемпионате Санкт-Петербурге, куда мы приезжали, меня заметил Ваня Канаев. У меня тогда мини-футбольная игра была такая же, как в «пляжке»: постоянно прыгала, летала куда-то. Ваня, видимо, понял, что в «пляжке» это будет только плюсом, и позвал меня. Я на два города пожила, а потом и мини-футбольную команду в Питере нашла. Тренировки-то у нас на песке тогда были только летом. Начала играть за «Университет ИТМО», в колледж поступила, и всё закрутилось.


– Вы во много похожи с Бухлицким. Он ваш кумир в пляжном футболе?

– Отчасти. Вообще, за мужским пляжный футболом я давно слежу. Раньше мне безумно нравилась игра Островского. Когда я на него смотрела, то думала, как будто я играю. Потом – Бухлицкий. Это чумовой футболист вообще. Было очень обидно, когда он получил травмы, выбыл. Крутой вратарь! Но время идёт, меняются взгляды и симпатии, и сейчас я наблюдаю за Чужковым. На данный момент мне безумно нравится, как он играет.

– Бывает ли, что смотрите на Чужкова и думаете – вот этому мне тоже надо научиться?

– Да. Он очень спокойный. И у него сумасшедшая реакция. А вообще всегда есть, чему учиться, особенно когда ты смотришь на вратарей столь высокого уровня. Ты следишь буквально за каждым движением. Кстати, в «Кристалле» сейчас сложилась такая же ситуация, как и в «Звезде»: два лучших вратаря России играют в одной команде. У мужчин, что Островский, что Чужков – это просто стены. Так что наблюдаю за ними, учусь, какие-то фишки подкрадываю иногда (улыбается). Безусловно, надо на кого-то из мужиков равняться.

«НА СЛЕДУЮЩИЙ КОНЦЕРТ ПОПРОСИЛИ ВЕСЁЛЫХ ПЕСЕН ДОБАВИТЬ»

– У вас помимо футбола есть ещё одно увлечение. Вы читаете рэп, устраиваете небольшие концерты, собираете свою аудиторию. Откуда всё это?

– Да, есть такое (улыбается). На самом деле, эта история началась довольно давно. Несколько лет назад из жизни ушёл очень дорогой мне человек – крёстный папа. И мне вообще некуда было девать свои эмоции. Я сидела в этом Лодейном поле, и мне так хотелось поделиться с кем-то своими чувствами. Наверное, это и было толчком. Именно тогда я написала сразу две песни, посвящённые моему крёстному. А после этого пошло-поехало. Начала писать, что-то придумывать. А не так давно решила собрать свой мини-концерт. Делала всё сама: и сцену, и звук, и на вход надо было кого-то поставить, и там, и сям. Голова взрывается, ничего не понимаю, переживаю по поводу того, придёт ли вообще кто-нибудь или нет...

– Это был какой-то арт-клуб в Питере?

– Да, как-то случайно вообще его нашла, договорилась. Там оказались хорошие условия. В итоге мой концерт должен был идти полтора часа, а длился два с половиной. Я свои песни прокрутила по несколько раз, а люди слушали – всем понравилось, было классно. Но на следующий концерт попросили парочку весёлых песен добавить (смеётся).


– Весь ваш репертуар – это истории из жизни?

– Да, каждая моя песня – это моя история. Я не пишу, как Элджей про розовое вино. У меня по-прежнему есть желание рассказать людям о своих эмоциях. Ведь когда ты слушаешь песню, то прислушиваешься к словам, пытаешься понять, что же исполнитель хочет до тебя донести. Это не просто набор слов, а должен быть какой-то смысл или хотя бы юмор. А этот чувак набрал мелодию, добавил басов и сказал, что в песне всё решает именно «минус». Если мелодия качает, то песня всем понравится, и не важно, про что в ней поют: про лошадь, трусы или мочалку – без разницы. Главное, чтоб качало. Я решила не идти по этой дорожке. Решила пойти своим путём, придумывать то, что у меня в голове, а не то, что люди хотят услышать.

– Музыка тоже ваша?

– Нет, мелодии не мои. Я всегда их где-то нахожу. Сначала ищу то, что мне понравится, и под эту мелодию подбивают текст. Так и получается песня (улыбается).

– Что означает ваша татуировка с надписью «оставайся сильной».

– Я сделала её, когда погиб мой крёстный. Это моя первая татуировка. Это были эмоции, и я не знала, куда их девать. Но после этого всегда, когда я забиваю, то каждый гол посвящаю ему. В любом случае там (показывает наверх) всё видно. И вообще, всё, что на руках, многое для меня значит. Я хочу, чтобы это на протяжении всей моей жизни было со мной, где-то рядом.  

– Какая у вас есть мечта?

– Главная мечта была – попасть в сборную. Самая первая, самая заветная. Так что надо новую мечту придумывать (улыбается). Я очень сильно хотела надеть форму сборной России, но всегда сомневалась: может быть, не получится или ещё что-то. А теперь, наверное, у меня практически всё сбылось. В августе вот поедем отдыхать с родителями – тоже мечта такая была, и тоже скоро сбудется. Так что у меня всё есть. Главное – это родители. А если и мечта, связанная со сборной будет сбываться долгие годы, то я, наверное, буду самым счастливым человеком на земле.



Соревнование:
Команды:
Люди:
Материалы по теме:
Поделиться: