Новости
«Моя жизнь – это футбол. Всё остальное – вокруг него»
Прочие турниры

«Моя жизнь – это футбол. Всё остальное – вокруг него»

Источник: BSRussia.com, фото: instagram.com/chern_97, beachsoccer.com
Автор: Юлия Иванова
Анна Чернякова всё в своей жизни делает ради футбола. Она никогда не пропускает тренировки, учится ради любимой игры, и видит своё будущее только в ней.

Обыграв в субботу сборную Нидерландов, женская сборная России по пляжному футболу вышла в финал Кубка Европы. Лишь одна победа отделяет нашу команду от первого в истории трофея. И чтобы добыть его, нужно приложить все свои силы. Так, как это делает Анна Чернякова, которая живёт ради футбола, никогда не пропускает тренировки, пошла учиться в вуз ради любимой игры и даже пробует себя в роли тренера. Такой страсти к футболу можно только позавидовать!

«У НАШИХ СОПЕРНИЦ ПРОСТО НЕ ХВАТАЕТ СИЛ»

– Анна, поздравляем вас с победой над Нидерландами. Во втором матче волнение было меньше, чем в дебютном?

– В пятницу был наш первый матч в таком составе, тем более в форме сборной. Так что в игре с голландками нервозности действительно было поменьше. Пока мы показываем ту игру, на которую сейчас готовы. Надеюсь, дальше будет ещё лучше. Думаю, чем больше мы будем играть на таком высоком уровне, тем увереннее будем себя чувствовать.

– Трудно ли было начинать матч в девять утра?

– В принципе, это не так страшно, потому что иногда матчи бывают даже раньше, если брать российское время. Все девчонки соблюдают режим, поэтому накануне легли пораньше, а проснулись в предвкушении игры, что ещё больше бодрит. Плюс погода была на нашей стороне, не было палящего солнца, и на улице чувствовалась свежесть.

– В третьем периоде матча с голландками российская команда сыграла очень уверенно и не оставила соперницам ни шанса. Какое впечатление произвела игра команды Нидерландов?

– третий период, когда на первый план выходит физическая готовность, действительно имеет на этом турнире очень большое значение. Если соперницы уступают в этом компоненте, то начинают ошибаться, а мы идём в прессинг, заставляем их тратить больше сил. Думаю, мы и дожимаем соперниц в концовке, потому что у них просто сил не хватает. На мой взгляд, тут нет слабых команд, по крайней мере в нашей группе. И швейцарки, и голландки дали нам бой, забили свои голы. Возможно, некоторые из них не должны были залетать, но, раз они залетели, значит, есть ещё, над чем работать. Мы будем стремиться к главной цели – победе на турнире. Мы хотим показать, что у нас самая сильная сборная не только в Европе, но и в мире.

– Насколько лично вы довольны своей игрой в первых матчах Кубка Европы?

– Я своей формой довольна не до конца. Поставила бы себе три балла из пяти –  ведь я точно могу лучше. Конечно, на каждую из нас давит груз ответственности, потому что это первая сборная России, первый турнир. Любая ошибка может дорогого стоить, ведь есть соперницы, которые не простят даже малейшую слабость. У меня есть опыт выступления на крупных международных соревнованиях, но всё равно сказывается, что у нас новый коллектив, новый тренер. Где-то не дорабатываю, где-то в себя ухожу. Понимаю, над чем надо работать, и по приезде в Питер этим займусь, чтобы в дальнейшем избежать подобных мыслей.


– Требования главного тренера «Звезды» Ивана Канаева сильно отличаются от того, что просит от сборной Илья Леонов?

– Иван очень мягок, и в тот момент, когда ты выходишь из себя, то можешь ему ответить нервно или даже грубо. Ты выплёскиваешь эмоции, а он спокойно с тобой поговорит, и ты выходишь на следующую смену совсем другим человеком. Мы очень долго играем под его руководством, поэтому всё происходит по-дружески. А Илья Юрьевич – новый человек, и ты уже с ним не будешь разговаривать, как со своим другом. Это всё-таки главный тренер сборной России, тем более никто из девчонок ранее с ним не контактировал, так что мы не знаем, какой он в жизни, как он себя ведёт в той или иной ситуации в игре.

Пока мы только присматриваемся друг к другу и ведём себя полностью в рамках приличия, чтобы не нахамить, не дай бог. И он старается с нами спокойно себя вести. Конечно, иногда проскальзывают эмоции и у девчонок, и Ильи Юрьевича, потому что для него женский футбол – это что-то из разряда непонятного. Он иногда не понимает причину принятия каких-либо решений. Думаю, ему ещё придётся сталкиваться с неожиданностями, если он продолжит быть главным тренером женской сборной России. Но у него в помощниках есть Иван, который за долгие годы в женском футболе привык, как мне кажется, абсолютно ко всем возможным ситуациям, поэтому особых проблем возникать не должно.

– Вы замечаете, как Леонов реагирует на резкие ответы девчонок, на какие-то ваши действия?

– Насколько я знаю, он ещё не работал с девчонками. Когда он нам что-то говорит, мне кажется, он прокручивает в голове все возможные варианты ответа, а мы даём совсем другой, и это его немножко сбивает с толку (улыбается). Видно, что он прощупывает ситуацию, ищет к нам подход. Мы работаем вместе всего несколько дней, и это очень мало для поиска взаимопонимания. С Ваней, к примеру, мы тренируемся уже по шесть-семь лет. Поэтому, чем дольше мы будем общаться с Ильёй Юрьевичем и тренироваться, тем больше будем раскрываться и мы, и он. Я считаю, что взаимопонимание должно быть на таком уровне, чтобы и игроки, и тренеры с одного взгляда понимали, что произошло, и что нужно делать в данный момент.

– А если говорить непосредственно о тренерской работе, насколько вы ощущаете пользу от его советов и подсказок?

– Лично мне наш тренер очень нравится. До этого я о «пляжке» узнавала в основном от Вани и его окружения, а сейчас нас тренирует совершенно другой человек, который отлично разбирается именно в мужском футболе, который многого добился и как игрок, и как тренер. Я, когда его слушаю, всегда узнаю для себя что-то новое и недоумеваю, как я раньше этого не понимала? Думаю, работа с Леоновым поможет сделать большой профессиональный скачок все девчонкам, потому что уже начинаешь мыслить по-другому, как он. Илья Юрьевич старается донести до нас свои мысли, чтобы мы делали всё нормально, а не по-женски. Поэтому я думаю, что с тренером не промахнулись. Хотя, конечно, многое покажет финальный матч.

«ЕСЛИ НА ИЛЬЮ ЮРЬЕВИЧА ВСЁ СРАЗУ ВЫВАЛИТЬ, У НЕГО БУДЕТ ШОК»

– Как вам атмосфера в команде?

– Атмосфера хорошая, нет такого, что кто-то с кем-то не общается. В сборной собрались вполне адекватные люди, которые легко могут поговорить и друг с другом, и с тренерами, и с доктором, и с персоналом. Со всеми можно вместе посмеяться, сходить погулять. Так как большая часть сборной из «Звезды», то мы давно друг друга знаем и чувствуем себя единым коллективом. У нас нет обид, например, из-за того, что кто-то кому-то не отдал пас в игре. Мы все движемся к общей цели, и неважно, один человек это сделал или вся команда. Поэтому об атмосфере могу сказать только хорошее.

– В сборной России есть целая система правил и требований, которые касаются распорядка дня и внутренней дисциплины. На вас не давят существующие ограничения?

– На самом деле в «Звезде» Иван устанавливает даже более жёсткие правила. Когда я ехала на сбор вместе со сборной, то думала, что тут будут требовать чётко придерживаться распорядка: подъём, зарядка, завтрак, в этом ходить, в этом не ходить. А, оказалось, что многое отдано на откуп игрокам, мол, хотите завтракайте, хотите – нет. Все взрослые люди и должны понимать, что для них лучше. Это было для меня немного неожиданно, потому что в «Звезде» у нас всегда в определённое время подъём, потом зарядка, завтрак. Все должны на нём появиться и хотя бы что-то перекусить. Конечно, чем дольше мы работали с Ваней и ездили по турнирам, тем больше появлялось послаблений, но сначала всё было очень строго. Помню, года четыре назад в Анапе Ваня даже следил, чтобы мы не были «онлайн» после отбоя. Будил всех в шесть утра, выводил на зарядку, несмотря на погоду. Мы все тут спортсмены, поэтому понимаем, что режим идёт только во благо. Без него был бы полнейший сумбур, что сказывалось бы и на игре.

– Как, на ваш взгляд, сейчас обстоят дела с взаимопониманием игроков в четвёрках?

– Наша четвёрка в таком же сочетании выступает и в «Звезде», так что проблема сыгранности, скорее, относится к другой четвёрке, где играют Елена Ивашкина и Наталья Зайцева из «Звезды», а также Марина Фёдорова и Александра Самородова. Но у Марины и Саши такой огромный футбольный опыт в целом, что они отлично понимают игру, знают, кто куда должен бежать, так что подстроиться под новых партнёров для них – не проблема. Все адекватно воспринимают подсказки тренера и стараются их воплощать на песке. Другое дело, что иногда ты понимаешь подсказку, а делаешь совсем другое (улыбается), но это уже вопрос, который касается не сыгранности, а конкретно женского футбола. Особенно, когда ты начинаешь закипать, игра идёт в сумасшедшем темпе, на тебя налетают. В голове сразу появляется куча мыслей, и ты делаешь что-то не то. В целом, я думаю, мы смотримся неплохо, но можно и лучше. Для этого нужно проводить вместе больше тренировок, больше матчей.

– Вам осталось провести один матч в Назаре. Расскажите о настрое на финал.

– Мы на любой матч выходим с задачей показать всё, на что способны, и добиться победы, но на финал мотивация всегда зашкаливает. Абсолютно неважно, кто против тебя играет, хоть мужики! Главное, выходить и биться за победу. Заранее сложно делать выводы об игре испанок, потому что в сборной и тактика, и состав отличается от того, что есть в клубах.


– Во время тренировок, когда у вас что-то не получалось, на глазах выступали слёзы, и вы говорили, что ни на что не способны. Такие моменты кратковременного, но искреннего женского отчаяния часто возникают?

– Если честно, то у меня такие «закидоны» бывают нередко. Наверное, каждой весной, перед пляжным сезоном я закатываю Ване истерики по поводу того, что я больше не хочу играть и ухожу из футбола. Иногда такое проскакивает и во время турниров, но на крупных соревнованиях стараюсь держать себя в руках. Перед Кубком европейских чемпионов бывали обострения, но потом я приезжала и «бомбила» турнир, ко мне вообще никаких вопросов не было. Возможно, это подсознательная реакция психики на предстоящий стресс.

Просто я очень требовательно к себе отношусь и, если понимаю, что могу это сделать, но у меня почему-то не получается, то начинаю злиться. Чем больше злюсь, тем меньше получается. И в итоге это может привести к выплеску эмоций, причём не только на Ваню, но и на партнёров. Но чаще всего я всё-таки злюсь на себя. Когда этот момент проходит, ты думаешь: «А зачем вообще всё это нужно было?» Проходит какое-то время, где-то неделя, и всё нормализуется.

– Часто приходится слышать, что в женском футбол колоссальную роль играет психология. Эмоциональное состояние девушек действительно так сильно влияет на игру?

– От гормональных перепадов никуда не денешься. У нас роль психолога играет Ваня. Либо ты сама к нему подходишь за советом и разговором, либо он видит, что с человеком что-то не то, что он ходит один, в своих мыслях, как это часто бывает со мной (улыбается). Тогда он старается тебя подбодрить, сказать какие-то мотивационные слова. Это действительно помогает. Бывает, мы срываемся не только на тренера, но и друг на друга. Так знатно орём, что дело чуть до драк не доходит. Ваня уже к этому привык и иногда даже не реагирует, а смотрит со стороны.

– К Леонову пока страшно так подходить?

– Мы пока его почти не знаем. Когда все знакомились с Ваней, тоже было некоторое расстояние. Но Ваня себя позиционирует, прежде всего, как друг. На площадке он тренер, а когда игра заканчивается, с ним можно разговаривать как с близким человеком, делиться переживаниями и мыслями. А Илью Юрьевича пока все берегут, чтобы ему было комфортно. Если на него вывалить сразу то, как ты общаешься со своими друзьями, то для него это будет шок. Все понимают, что он тренер, а мы игроки, тем более, он заметно старше большинства девчонок, поэтому нельзя разговаривать с ним на «ты» и что-то высказывать. Думаю, со временем произойдёт эта притирка между нами, и общаться будет легче. Сейчас просто никто не знает, что будет, если, допустим, сказать ему: «Да что ты мне рассказываешь, я сама всё знаю». Чтобы узнать реакцию, надо попробовать, а никто не пробует, потому что не хочется сидеть на скамейке (улыбается).

«КОГДА ИГРАЮТ ДЕВОЧКИ, ЭТО НЕ ФУТБОЛ, А НЕПОНЯТНО ЧТО»

– Каким вы видите оптимальное продолжение деятельности сборной России, учитывая, что женских турниров пока крайне мало?

– Я очень надеюсь, что женская сборная продолжит существовать, и это всё не будет обрублено. Хотелось бы поехать на полноценный сбор, чтобы получить возможность максимально сыграться, привыкнуть друг к другу, притереться. Лично мне хочется, чтобы наша команда и дальше выступала в таком составе и с этим тренерским штабом.

– Как вы себя ощущаете в роли игрока сборной России? Уже привыкли к новому статусу?

– Если честно, то до сих пор не верится, что всё это происходит на самом деле. Играя в любительских командах в разнообразных форматах футбола, не имея практически ничего, но выбиться в сборную России – это дорогого стоит. Думаю, любая футболистка хотела бы оказаться на нашем месте. Когда я была маленькой, в 2011 году, как-то пришла из школы, а по телевизору шёл чемпионат мира по пляжному футболу. Помню, подумала: «Круто, по песку бегают, где-то на морях постоянно играют, техника классная». Мы с дядей вместе смотрели, болели за наших. А сейчас я с этими людьми постоянно вижусь на каких-то турнирах, они меня окружают, и один их них стал главным тренером женской сборной России, в которой я играю. Эти чувства сложно описать словами, их нужно пережить.

Сейчас идёт чемпионат мира по футболу, и часто звучат истории о том, что человек четыре года назад красил заборчики, а теперь выступает на мундиале. Люди выбиваются из самых сложных ситуаций. И я очень рада, что попала в сборную России, что у нас такой заслуженный и разбирающийся тренер. Надеюсь, что на нас тоже кто-то когда-нибудь посмотрит по телевизору и захочет сам играть в пляжный футбол. А потом будет в интервью рассказывать: «Я смотрел, как играют эти девчонки» (улыбается).

– Как вы думаете, появление сборной России станет толчком для более мощного развития женского пляжного футбола у нас в стране?

– Конечно! Во-первых, за годы существования в России женской «пляжки» уже достигнут огромный прогресс. Когда Ваня только начинал тащить свою команду, никакие соревнования нигде не освещались, потому что к женскому футболу у нас вообще отношение скептическое, мол, когда играют девочки, то это не футбол, а непонятно что. Кстати, я отчасти с этим согласна, но мы всё-таки стремимся играть так, как играют мужики. Надеюсь, узнав про наши успехи, многие девчонки захотят попробовать себя в пляжном футболе, и у кого-то будет получаться.

– Допускаете, что кто-то из нынешнего состава сборной России в будущем станет главным тренером?

– В принципе, такое возможно. У некоторых наших девочек образование позволяет работать с детишками. Вполне может быть, что кто-то начнёт тренировать деток, а потом дорастёт и до уровня тренера сборной, как Илья Юрьевич. За время карьеры копятся не только медали и титулы, но и знания, которыми хочется делиться для воспитания новых чемпионов. Здорово, когда есть возможность передать свой опыт молодым игрокам.


– Вы же тоже пробуете себя в роли тренера?

– На самом деле, это всё спонтанно получилось. Я поступила в Санкт-Петербургский лесотехнический университет и, естественно, стала играть за их футбольную команду. Их тренировки заключались только в игре в «квадрат». Так как я детства играла в мини-футбол, то для меня это выглядело дико. Я не видела у команды никакого роста, поэтому где-то через месяц поговорила с тренером и сказала, что у меня есть решение, чтобы все ходили на тренировки, и мы могли хотя бы чего-то добиться. Я предложила освободить его от этих обязанностей и сама занялась командой. Мы начали тренироваться в хорошем темпе и в итоге впервые за шесть лет выиграли студенческий чемпионат города, свергли шестикратных чемпионов. Для нашего вуза это был прыжок в три раза выше головы. Мне было очень приятно, что я внесла вклад в этот успех, и мы вместе добились цели.

Потом мы поехали на всероссийский чемпионат вузов в Москву, где стали десятыми из 40 команд. Причём могли быть выше при другом регламенте, поскольку проиграли только будущим чемпионкам. Думаю, все девчонки совершили большой рывок и добились пика в своей карьере. Кто-то потом ушёл из вуза, кто-то вообще завязал с футболом, но уверена, что каждая будет вспоминать наши выступления и знать, чего можно добиться благодаря работе и стремлению.

А ещё у меня есть любительская женская команда, которая играет в форматах «5х5», «7х7», но проблема в том, что у них нет тренировок, поэтому я могу максимум что-то во время матча подсказать им тактически, подбодрить как-нибудь.

– А помните, когда впервые стали проявляться тренерские задатки?

– Когда я жила в Лодейном Поле в Ленинградской области и играла в мини-футбол за «Славатор», часто тренера не было, и надо было как-то проводить тренировки. Мы собирались с девчонками, и я, как капитан, предлагала какие-то упражнения, что-то придумывала. В принципе, все слушали и выполняли. Мне кажется, чтобы быть тренером, нужно иметь понимание футбола и уметь общаться с людьми. Не просто же так учат педагогике. Я встречала тренеров, которым всё равно, что ты чувствуешь, как тебе делать комфортнее. Им надо, чтобы ты это сделал, и ты должен делать. Никакого индивидуального подхода. У меня есть образование тренера-преподавателя, так что я могла бы работать в этом направлении. Хоть тренерская доля – очень сложная и чаще всего неблагодарная. Что бы ты ни делал, всегда найдётся кто-то, кому всё не нравится. Понятно, что всем не угодишь, но надо выполнять свои задачи и не забывать при этом про индивидуальные особенности каждого человека.

– Можете себя представить в качестве тренера женской сборной России по пляжному футболу?

– Так я готова (смеётся). Но если серьёзно, конечно, мне нужно расти в плане понимания футбола. Очень надеюсь, что продолжу работать с Ильёй Юрьевичем и буду получать от него знания, которые в дальнейшем смогу применить уже в тренерской деятельности. Если когда-то в будущем такая возможность представится, то я с радостью соглашусь.

«В ТЕЧЕНИЕ ВСЕЙ ЖИЗНИ Я ДЕЛАЛА ФУТБОЛ СВОИМ ПРИОРИТЕТОМ»

– Насколько нам известно, вы почти никогда не пропускаете тренировки «Звезды». С чем это связано?

– Я действительно стараюсь посещать все тренировки. Если вдруг меня нет, значит, на это есть суперуважительная причина, вот прям ты умер – и не пришёл. Так получилось, что я в течение всей жизни футбол делала своим приоритетом. Что-то пропустить из-за футбола – легко, отказаться от каких-то возможных путей в жизни и поступить туда, где можно играть в футбол – пожалуйста, убить все выходные, чтобы играть на турнире – не вопрос. Плохая погода, неважное самочувствие – для меня это не причины пропускать тренировку. Всё, что я в жизни делала и делаю, я подстраиваю под футбол. Если появляется что-то ещё в жизни, то это всегда вокруг футбола, а не наоборот.

– В какой момент футбол вошёл в вашу жизнь?

– Это случилось в 2004 году, когда я пошла в первый класс школы в Петрозаводске. У нас была секция, где зимой играли в хоккей, а летом – в футбол. Но тренеру на нас было глубоко наплевать. Зимой – берите коньки, катайтесь, а летом – берите мяч, пинайте. Потом это всем надоело, и появился нормальный тренер, который спросил у нашей учительницы физкультуры, нет ли ребят, которые хотят заниматься футболом. Она пришла в класс и спросила. Мальчишки, конечно, согласилась, и тут я тоже говорю: «А можно мне?». А я была боевой девчонкой, всегда играла с парнями: футбол, хоккей, стрелялки, драки. Я на всю жизнь запомнила этот момент, когда мы приходим в ангар, тренер знакомится с парнями, а учительница спрашивает его: «Вот тут девчонка тоже хочет позаниматься. Можно?» Он на меня так посмотрел пристально. Такое ощущение, что он тогда увидел всё моё футбольное будущее и ответил: «Пусть попробует».

– Сложно было играть с мальчиками?

– Я сразу начала играть с парнями, причём нисколько им не уступала. Мой год присоединили к ребятам 1998 и 1999 года, которые уже занимались у тренера. Потом мой класс постепенно отсеялся, потому что все были раздолбаи. А мне было настолько интересно, что я не пропускала ни одной тренировки. Бывало так, что мы занимались в мороз в промёрзшем ангаре вдвоём или втроём. Для меня было за счастье даже приезжать на матчи и подавать мячи, лишь бы быть ближе к футболу. Сначала я играла с ребятами 1999 года, потому попала в команду 1996-1997, что для меня казалось чем-то заоблачным. Им я тоже ни в чём не уступала, пока нам не стало по 15 лет, и они не ушли в рост.

– А как в списке ваших увлечений появился пляжный футбол?

– Чтобы продолжать играть в футбол, в 15 лет я переехала в Лодейное Поле и выступала там за мини-футбольный «Славатор». Там меня Ваня Канаев и заметил, и на одном из городских турниров через знакомую девчонку решил узнать, хочу ли я поиграть в «пляжку». Я попробовала, и ни разу об этом не пожалела. Думаю, Ваня тоже (улыбается).


– В вашем послужном списке есть и выступления за один из сильнейших мини-футбольных клубов России – «Аврору». Расскажите поподробнее об этом опыте.

– Да, был у меня и такой период. В принципе, я бы могла там играть до сих пор, если бы попала туда раньше. Это очень сильная команда, но там «убивают» людей психологически. Очень много хороших футболистов там либо потеряли форму, либо загубили карьеру. Только потому, что там не очень хорошее отношение к игрокам. Я решила для себя, что хочу именно играть в футбол и получать удовольствие, а там я сидела на скамейке. Когда ты выходишь на две минуты и обязан забить гол, это очень сложно, особенно при таком огромном давлении. Меня взяли туда в середине сезона, а к концу я уже точно решила, что буду уходить, потому для меня главное – играть. Пусть в шесть утра или три ночи, пусть за свои деньги, в любом формате, но играть.

– После ухода из «Авроры» вы уже окончательно сосредоточились на пляжном футболе?

– После перехода в «Аврору» с занятиями «пляжкой», естественно, пришлось завязать. А когда я уже решила уходить оттуда, на носу был Кубок европейских чемпионов-2017. Нужно было принимать решение. Я не жалею, что играла за «Аврору», потому что получила там колоссальный опыт, но потом я вернулась к Ване и больше ни за какие клубы не играю. Вся моя игра в футболе, мини-футболе и «пляжке» сейчас связана со «Звездой» и тем, что крутится вокруг Вани.

– Как родители отнеслись к тому, что их дочка выбрала футбол?

– Меня папа всегда воспитывал как пацанку, так что он один не был против. Помню, бабушка постоянно говорила: «Ты же девочка, куда тебе этот футбол, останешься без коленей», и всё в этом духе. Не знаю, как у маленькой меня хватило характера, но я никогда не отказывалась от футбола. Для меня самым серьёзным наказанием был пропуск тренировки. Я никого не слушала, всё равно продолжала играть. Даже когда я вышла на более серьёзный уровень и переехала в Лодейное Поле, были родственники, которые говорили: «Как это, ребёнок уехал из дома, чтобы играть в футбол». Для многих это был шок. Но я очень благодарна родителям, что отпустили меня и позволили сделать колоссальный скачок в футбольной карьере. Я уже начала жить, как взрослый человек, ведь там тебе никто не поможет, поесть не приготовит. Но сейчас уже все нормально относятся, мол, «футболит» и «футболит». Возможно, они ещё не понимают, на каком уровне я нахожусь сейчас. Да я и сама не понимаю, так что с других спрашивать нет смысла (улыбается).

– А как родственники отреагировали на ваше попадание в сборную России?

– На самом деле они настолько далеки от спорта, что полностью не могут осознать крутость произошедшего. Конечно, поздравили, пожелали удачи, но, мне кажется, пока они не увидят меня по телевизору, не поймут всей значимости момента.

«ВЗЯЛИ ОПЯТЬ ОДНУ «ЗВЕЗДУ»! А НАДО БЫЛО МЕНЯ, ЕЁ И ЕЩЁ КОГО-ТО»

Вы уже освоились в Санкт-Петербурге?

– Да, мне нравится Питер, у меня там есть все условия для жизни, так что даже жаловаться не на что. Я занимаюсь любимым видом спорта, который там процветает, я езжу на сборы, учусь. У меня своя жизнь, поэтому возвращаться после Питера в свой маленький город было бы очень тяжело. Думаю, я бы долго приходила в себя. В Петрозаводске мало возможностей, а в Питере, даже если что-то не получится, есть отступные варианты. Сейчас в моей жизни главное место занимает футбол, и пока я буду хоть что-то им зарабатывать, он будет у меня в приоритете. Я думала о том, что если в Питере всё оборвётся с футболом, то могу уехать куда-нибудь на просмотр и попробовать себя там. Но главное – играть в футбол.

– Известно, что вы являетесь неформальным лидером команды, влияете на эмоциональный фон «Звезды»? Так какой вы человек? Расскажите о своём характере?

– Это в одном интервью не рассказать (улыбается). Вот, например, в нашей команде все уже знают, что я иногда психую, и не обращают на это внимания. А если приходит кто-то новый в команду, и я кричу: «Дура, куда ты бежишь?» – это, конечно, может зацепить. Разумеется, нет никакой дедовщины, нет того, что я тут главная и всё надо делать, как я сказала. Но ко мне иногда прислушиваются. У нас просто есть некоторые проблемы. Иногда девчонки играют без мысли: либо на автомате, либо «так научили». Но иногда видно, что нужно сделать что-то другое, и я стараюсь это подсказывать. Бывает такое, что когда Ваня даёт свои наставления девчонкам, я могу вставить свои пять копеек. Надеюсь, девчонки на это не обижаются, потому что я не фигню несу, а говорю по делу. Если они к этому прислушаются – всё будет хорошо. Также я готова к замечаниям ко мне. Со стороны всегда лучше видно, если ты что-то делаешь не так.

– Насколько трудно, на ваш взгляд, развивается женский пляжный футбол в России?

– Вообще, в принципе женский футбол в России очень натужно развивается. Если где-то матчи транслируют по телевизору, то у нас порой даже видеосъёмку на сайт не ведут. Но чем больше внимания к этому привлекается, тем больше появляется заинтересованных людей, больше крутится денег, больше желания и мотивации. У нас сейчас в Питере хотя бы появилась команда, у которой есть тренировки., которая не просто старается закинуть мяч вперёд и побороться, а сделать что-то пляжнофутбольное. Приятно смотреть, что пляжный футбол потихоньку растёт.

Причём почему-то так сложилось, что в Санкт-Петербурге он развивается в большей степени. В той же Москве иногда просто не могут выдвинуть команду на чемпионат России. Вроде столица, есть все условия. Но когда видишь, что нет команды, то понимаешь, насколько всё это находится на низком уровне. Но мы стремимся, стараемся развивать. Большинство команд просто пинает мяч летом, чтобы времени не терять, и только «Звезда» заточена под определённый уровень – каждый турнир  нужно выиграть. А если где-то оступились, то, значит, исправимся.


– На примере «Звезды» мы видим, что всё не напрасно. Теперь это базовый клуб сборной. А победа в Кубке Европы может стать стимулом для других девчонок и команд.

– Это так, но есть и обратная сторона. Некоторые люди злятся на нас, говорят всякое. Мол, взяли опять одну «Звезду». А надо было брать меня, её и ещё кого-то там. Людям кажется, что они всё знают лучше всех. Но проблема в том, что они плохо оценивают свои возможности. У «Звезды» есть постоянные тренировки и опыт выступлений на международных турнирах. Понятно, что мы и должны быть базой сборной России. Мы единственный клуб, который настолько серьёзно занимается пляжкой. Но есть завистливые люди, которым лишь бы что сказать. Такое бывает, особенно у девочек. Это понятно, не особенно приятно. Хотя, может быть, у этих людей появится стимул, чтобы проявить себя и попасть в сборную. Будем надеяться, что костяк сборной будет пополняться. Но это будет не от зависти, а от стремления попасть в национальную сборную.

– Анна, что происходит на чемпионате мира по большому футболу?

– Я не понимаю, что происходит (улыбается). Все явные фавориты, на которых большинство людей делали ставки, взяли и вылетели. Очень неожиданно, что все они выступили так плохо. Мне кажется, это связано с тем, что они не рассчитали уровень подготовленности менее именитых соперников. Когда ты выходишь и чувствуешь своё превосходство, то расслабляешься. А потом в какой-то момент ты понимаешь, что что-то не так, но в себя прийти уже очень тяжело, особенно когда соперник показывает хороший уровень. Поэтому и отцепились все главные фавориты. Но тем интереснее. Зато посмотрим на другие страны, показывающие хороший уровень футбола.

А то, что творила сборная России – это что-то феноменальное. Я не слежу за футболом на таком уровне, вообще не смотрю его. Но нельзя не следить за тем, как твоя сборная обыгрывает сильные команды. Та же самая Испания – надо постараться, чтобы дотянуть с таким соперником до пенальти. Наши игроки чувствовали, что играют у себя дома, что вся Россия на них смотрит. Болельщики с каждой игрой всё больше и больше переживали за команду. И этим турниром, конечно, сборная России очень высоко подняла планку. Удержать её будет невероятно сложно.

«Я МОГУ ПОГРЫЗТЬ СЕМЕЧКИ ВО ДВОРЕ, А ПОТОМ ПОЙТИ В КОНСЕРВАТОРИЮ»

– Вы сказали, что вся ваша жизнь – это футбол, а остальное – это лишь окружение. Что сейчас есть в этом окружении? Что входит в сферу ваших интересов?

– Я сейчас учусь в вузе, получаю высшее образование. Хотя, честно говоря, это всё тоже во многом ради футбола, чтобы и в вузе тоже играть. В понедельник у меня учёба и тренировка в вузе, во вторник – учёба и «пляжка», в среду опять тренировка в вузе и так далее.

– А свободное время есть?

– Да. Иногда по будням бывает, но чаще по выходным, после игр. Могу погулять, по магазинам пройтись, с друзьями встретиться. Не всегда у меня всё забито. Бывает время даже просто дома полежать и отдохнуть от всего. Но в принципе у меня футбол, футбол и футбол.

– Увлекаетесь ли вы музыкой, книгами или чем-то подобным?

– С самого детства у меня это то приходило, то уходило. Параллельно с футболом я занималась музыкой и танцами, и мне это нравилось. Да и сейчас нравится, но я не могу просто пойти в студию, и танцевать там как деревянная (смеётся). В футболе всё-таки тело уже по-другому заточено. Мне и музыка нравится – сходить на какой-то концерт для меня не проблема. Более того, я бы назвала себя творческим человеком, потому что у меня и папа, и бабушка – творческие люди, и мне многое передалось от них. В детстве я хорошо рисовала – мне очень нравилось. И даже сейчас, когда мне грустно, порой хочется пойти и что-то порисовать. Читать, конечно, я не любила с детства. Меня заставляли, как могли. Но иногда, когда я понимаю, что книга мне будет интересна, то читаю взахлёб. Мне кажется, что я настолько разносторонний человек, что могу сначала погрызть по дворе семечки, а потом пойти в консерваторию и там классическую музыку послушать. Вот такой у меня рассинхрон (улыбается). То туда меня кидает, то обратно.

– Есть ли у вас какой-то девиз по жизни, какие-то слова, которые вы говорите себе в трудные моменты?

– Жизнь... кхм... ну вы сами знаете что. Но мы с лопатой (смеётся). У меня постоянно всё меняется, и мысли в голове тоже. Сначала думаю, а зачём мне всё это нужно. А потом – кто если не я? То апатия, то энергия. Чаще всего ищу какую-то мотивацию в себе.


– Есть ли у вас какие-то люди, которым вы можете позвонить среди ночи и на что-то пожаловаться?

– Есть, но их очень немного. Буквально два человека. Это мои друзья, которые хорошо меня знают. Среди моих знакомых куда больше людей, которые не знают меня близко и думают, что я высокомерная, пафосная, звезда в общем. Интересно, что те люди, с которыми я близко общаюсь, признавались, что с первого раза я им не нравилась. Мне кажется, я никому не нравлюсь с первого раза (улыбается). А кому нравлюсь – мы не общаемся. Но я такой же простой человек, во мне нет ничего пафосного и звёздного. Кто общается со мной – тот это знает. Остальных я переубеждать не хочу. Ведь чем старше ты становишься, тем больше понимаешь, что тебе для общения нужно не так уж много людей. И с тобой всё равно останутся те, кто хочет с тобой остаться.

– Какой поступок вы бы не смогли простить близкому человеку?

– Таких нет, наверное. Я всегда буду задаваться вопросом, почему человек это сделал, зачем. Мне кажется, я готова оправдать всё, что угодно. Даже каких-то маньяков, ведь на них было какое-то влияние, проблемы в детстве, может, дома его били. Ну а если человек сделал мне что-то совсем плохое, я просто перестану с ним контактировать. Такого, что «не забуду, не прощу и ночью задушу подушкой» – нет. Но для себя я определённые выводы сделаю.

– Есть ли у вас какая-то мечта, цель в жизни?

– «Мерседес» хочу (смеётся). Вообще я бы хотела жить и не задумываться о плохих людях и ситуациях, которые меня окружают. Я часто думаю об этом, и это вгоняет меня в депрессию. Я просто хочу быть счастлива. Можно жить в коробке и быть счастливым, а можно жить на вилле и думать о самоубийстве. Сейчас живу комфортно для себя, стараюсь помогать близким, надеюсь на лучшее. Кто знает, что будет завтра. Может, завтра у меня закончится футбольная карьера, и жизнь будет складываться по-другому. А может быть, всё продолжится, я стану тренером, и все меня будут почитать и уважать. Наверное, больше всего мне хочется сделать что-то значимое. Это не вопрос славы или признания, я просто хочу помогать тем, кто не может себе помочь. У меня есть определённые планы. Пока возможности реализовать их нет, но я буду стремиться.


Соревнование:
Команды:
Люди:
Материалы по теме:
Поделиться: