Новости
«Всей душой презирала и ненавидела пляжный футбол...»
Прочие турниры

«Всей душой презирала и ненавидела пляжный футбол...»

Источник: BSRussia.com, фото: beachsoccer.com, vk.com
Автор: Юлия Иванова
А потом преодолела барьер и полюбила его. На весь стадион пела гимн России и падала в обморок после победного гола в финале. Прощай, служба в ФСБ. Добро пожаловать, футбол!
Когда женская сборная России боролась в финале Кубка Европы с испанками, запас валидола в аптечках зрителей резко сокращался. Да и как может быть иначе, когда на протяжении двух полных периодов на табло 0:0, и не то что игра идёт до гола, а весь турнир. Вся судьба команды зависит от следующего гола. Неудивительно, что когда Анна Чернякова дальним ударом счёт открыла, можно было и в обморок упасть! Елена Ивашкина, находившаяся в этот момент на скамейке запасных от избытка чувств на несколько секунд лишилась сознания, но доктор привёл футболистку в порядок. Она вместе с подругами по команде радовалась победе, подбрасывала вверх Леонова и рассказывала BSRussia о том, как ненавидела пляжный футбол, почему хотела попасть в ФСБ, зачем бегала по лесу с фонарём и чего ещё хочет добиться в пляжном футболе.

«КОГДА ЧЕРНЯКОВА ЗАБИЛА, Я УПАЛА В ОБМОРОК»

– Елена, прошло уже несколько часов после исторической победы сборной России. Что вы сейчас чувствуете?

– Мне кажется, моим последние эмоции были исчерпаны, когда Чернякова забила гол в третьем периоде, и я упала в обморок (смеётся). Я резко вскочила со стула, начала кричать, у меня в глазах резко потемнело, и я даже не поняла, как я обратно шлёпнулась на этот стул. Слава богу, что не мимо (улыбается). Спасибо доктору, быстро привёл меня в чувство! А на последних десяти секундах матча мы уже стали снимать манишки, потому что понимали – мы это сделали! Я считаю, что это блестящий дебют и просто чумовой прорыв для российского женского пляжного футбола. Игра была неимоверно сложной, но мы смогли победить.

– Эмоции в момент церемонии награждения похожи на те, что вы испытывали после победы в Кубке европейских чемпионов?

– На этот раз всё ощущалось по-другому, как будто для нас это было впервые. Месяц назад мы стояли на этом же песке, с похожим кубком, но сейчас эмоции более сильные. В матчах за сборную ты ощущаешь гораздо больше ответственности, чувствуешь, что за твоими плечами находится что-то огромное.

– Что тренеры сказали команде после финала?

– Илья Леонов поздравил нас с победой, отметил вклад каждой футболистки в общий успех, а также поблагодарил тренерский штаб и персонал команды. Ваня Канаев также отметил, что в сборной удалось найти баланс, каждый занимался своим делом и приближал этот исторический момент. Конечно, это было невероятно трогательно, в такие минуты хочется плакать (в глазах Елены появляются слёзы).


– А вообще вам свойственны резкие перепады настроения?

– Не скажу, что я постоянно плачу или смеюсь без причины, но определённая эмоциональность присутствует (уже улыбается). Раньше, когда я только пришла в пляжный футбол, то могла карточки каждую игру получать за разговоры, за излишние эмоции. Просто я считаю, что как раз эмоции и делают человека индивидуальным, поэтому полностью их скрывать неправильно. Мне часто говорят: «Ты что такая грустная на игру идёшь?». А я не грустная, я так настраиваюсь. Концентрация – очень сложная штука, её надо находить заранее, ещё на разминке, и нельзя терять до последних минут игры. А радость – это вообще моё всё, я в ней черпаю силы (смеётся).

– Можете описать свой характер в нескольких словах?

– Эмоционально нестабильная девочка с заниженной самооценкой и без единой капли веры в себя. Сколько живу уже с таким дурацким характером, никак не могу найти причины того, почему у меня всё так сложилось. В принципе, ничего откровенно плохого или катастрофического у меня в жизни никогда не было. А ещё я порой бываю агрессивной, но с возрастом это сходит на нет.

«СМОТРЮ – МОЛОДЕНЬКИЙ ПАРЕНЬ СИДИТ. ОКАЗАЛОСЬ, ЛЕОНОВ!»

– Расскажите о первых впечатлениях от работы с Ильёй Леоновым.

– Честно говоря, я не очень сильно интересуюсь мужским пляжным футболом. Нас иногда водят на матчи «Кристалла», чтобы мы смотрели на их игру и что-то черпали для себя, но за результатами и другими событиями я почти не слежу. Поэтому я, конечно, слышала, что есть такой специалист Илья Леонов, но понятия не имела, что он настолько заслуженный, и даже чемпионат мира выиграл. Два? Ничего себе! Я сначала даже не поверила, думаю, вроде молоденький парень сидит. А он, оказывается, уже и тренер, и столько всего достиг.

Сначала я была напряжена, потому что обычно немного побаиваюсь новых наставников. Но потом выяснилось, что он очень понимающий человек. В этом они похожи с Ваней. Илья Юрьевич умеет в нужный момент поддержать, настроить. Так как я спортсменка эмоциональная, то для меня настрой имеет огромное значение. На этом турнире тренеры с данной задачей справлялись, в том числе и Илья Юрьевич. Он большой молодец!

– Перед турниром команда прошла интенсивный учебно-тренировочный сбор. Многие девчонки признавались, что с трудом привыкали к объёмам и требованиям нового главного тренера. В чём была главная сложность подготовительного процесса?

– Девчонок очень удивило, что люди, которые никогда не играли последнего защитника, оказывались на этой позиции. Сначала было волнение, потому что велика ответственность за любую ошибку, но уже на второй-третий день все немного успокоились, поняли, что, раз ты в сборной, то должен выполнять всё, что тебе говорит тренер, потому что входишь в число лучших игроков страны. Именно это понимание давало им мотивацию. Меня, например, Илья Юрьевич постоянно просил убегать вперёд, а я вообще не привыкла подключаться к атакам. Но потом постепенно стала осваиваться, и работа на тренировках помогала принимать правильные решения в матчах. Поэтому, на мой взгляд, тренировочные сборы очень посодействовали тому, что мы выиграли турнир.


– В чём было отличие тренировок в сборной от занятий в «Звезде»?

– Илья Юрьевич, наверное, ожидал от нас большего технического оснащения. Ему было непривычно, когда мы с первого раза не могли сделать ту или иную передачу, поэтому у нас были смешанные тренировки. С одной стороны, мы отрабатывали тактические построения, а с другой – делали много упражнений на технику. В «Звезде» же мы последнее время не особо много внимания уделяли технике, делая упор на тактические схемы. Хотя перед Кубком европейских чемпионов работали и над техникой, но всё равно акцент делали на других компонентах.

– У вас возникали сложности с тем, чтобы подойти к главному тренеру, что-то у него просить, или просто поговорить о том, что волнует?

– В принципе, нет. Я спокойно могу к нему подойти, чтобы уточнить те или иные моменты. Я спрашивала про перестроения, про те задачи, которые он передо мной ставил. Я считаю, что секрет успеха команды в правильном взаимодействии между игроком и главным тренером. Его задача – правильно донести до тебя свои требования, а твоя – выполнить их на поле. А, что касается каких-то жизненных моментов, то с этим проще обращаться к хорошо знакомому человеку, который тебя прекрасно знает и понимает. Этим человеком здесь был Ваня Канаев.

«С ДЕТСТВА, КОГДА СЛЫШУ ГИМН, НАЧИНАЮ РЕВЕТЬ»

– Расскажите, кто первый вас поздравил с победой? Какое поздравление было самым эмоциональным и запоминающимся?

– Я зашла в раздевалку сразу после матча и увидела голосовое сообщение от мамы. Сначала думала не открывать его, чтобы эмоции совсем не захлестнули, но всё-таки включила. Там такой крик стоял, это было что-то невероятное. Ещё получила длинные-длинные текстовые сообщения от неё о том, как она мной гордится. Потом папа написал, что его бойцы поздравляют, чуть ли не от Калининграда до Дальнего Востока. Шлют фотографии со мной, где мне лет пять, пишут: «Вот, кто же знал, что фотографируемся с будущим игроком сборной России? Надо было автограф брать» (смеётся). В общем, поздравлений было очень много, и они до сих пор приходят. Даже девочка-испанка, Карла Морера Ринкон, которая играла против нас в финале, поздравила и сказала, что им было тяжело.

– Уже пришло ощущение, что вы сделали что-то большое не только для себя и команды, но и для страны?

– Честно говоря, я пока этого не осознаю. Сейчас я нахожусь в какой-то эйфории и вообще не понимаю, что происходит, не сон ли это. Вот у родителей это осознание точно есть, судя по тому, что они пишут (улыбается).


– Опишите свои чувства в момент исполнения гимна перед финальным матчем?

– У меня ещё из детства психологическая травма по поводу гимна: я постоянно, когда его слышу, начинаю реветь (улыбается). Перед матчем со швейцарками я вышла на песок и чувствую, что где-то на середине первого куплета начинаю рыдать. Думаю, господи, пожалуйста, не надо, не сейчас. А перед финалом мне мама написала, что за нами целая страна, непобедимая сила духа, и посоветовала орать гимн, как помешанная, чтобы таким образом настроиться. Я её послушала, и мы с Силиной зажгли, дуэтом спели на весь стадион. Эмоций было настолько много, что даже во время исполнения гимна не получается их полностью выплеснуть.

– Уже знаете, на что потратите призовые за победу в Кубке Европы?

– Когда нам объявили, что за титул положены призовые, я мысленно расписала каждый рубль, но сейчас решила, что главное – помочь маме в финансовом плане и избавить её от того, что тяготит больше всего. Поэтому большую часть сразу отдам ей, а на остальное съезжу в поход с палатками. Плюс ещё хочу добить татуировку. У меня на плече изображена летучая мышь – это символ спецназа ГРУ, и я хочу написать ещё их девиз: «Выше нас только звёзды». У меня прямо мурашки по коже, когда задумываюсь, с чем он связан. Просто я очень сильно горжусь своим папой, наверное, так же, как он сейчас гордится мной. Но моя гордость всё-таки больше, потому что он у меня Герой России, спасатель людей и умничка.

«С ДЕТСТВА СПОРИЛА С ПАРНЯМИ НА ШОКОЛАДКИ, ЧТО ЗАБЬЮ ИМ»

– Расскажите подробнее о своей семье. У вас же папа – военный?

– Да, папа служил в спецназе Главного разведывательного управления, и мы с мамой полжизни провели рядом с ним, меняя дивизии. Наверное, из этого сложилось моё воспитание, потому что папа постоянно брал меня играть в футбол с бойцами. Конечно, в основном моим воспитанием занималась мама, но папа при каждой возможности проводил со мной время и уделял мне внимание. А у мамы вообще весёлая жизнь получилась, поскольку у неё не только муж, но и отец был военным, так что она всё время переезжала с места на место.

– Любовь к футболу у вас из детства?

– Наверное, да. Если совсем маленькой я просто бегала по полю, и мне этого нравилось, то где-то лет в семь я подружилась с сыном папиного друга из части, и он позвал меня играть в футбол. Мы пошли, он поставил меня на ворота, и так я впервые выбила палец (улыбается). После этого я решила, что вратарём быть не хочу, а хочу бить по мячику. У меня как-то с детства выработался хороший удар, а потом спорила с парнями на шоколадки, что забью им. При этом прикидывалась, что сомневаюсь в себе, не очень умею бить, в общем, разводила их немного (улыбается). Вот с того времени и люблю футбол.

– Когда поняли, что хотите заниматься футболом серьёзно и постоянно?

– У меня родители с самого моего детства болели за «Зенит», и когда в 2008 году он выиграл Кубок УЕФА, это были непередаваемые эмоции. Тогда я сказала, что хочу заниматься футболом профессионально. Мы сначала жили в Печорах, это город рядом с Эстонией, потом переехали в Псков. Там не было специализированных футбольных секций для девчонок, поэтому я играла с мальчишками. Естественно, на соревнования меня не заявляли, но на тренировки я с ними ходила. А потом папа попал под сокращение в армии, и он поехал искать работу в Санкт-Петербурге. Мне очень не хотелось уезжать из Пскова, потому что я там каждый день играла в футбол, а если поле затапливало, то мы шли к кому-нибудь домой и играли в футбол на компьютере. Но мама нашла ко мне подход и сказала, что в Питере есть женские команды, где я смогу себя попробовать и играть профессионально. Конечно, я очень воодушевилась.


– Трудно ли было сразу найти команду в новом городе?

– Там была целая цепочка случайностей. Я сначала наобум пошла в ФОК в городе Сертолово Ленинградской области, спросила, есть ли там футбольная секция для девочек. Мне ответили, что нет, но дали контакт девочки, которая мне рассказала о любительской команде «Локомотив». Это была Саша Полякова, которая сейчас играет в пляжный футбол за «Аполло». Дальше меня заметили в «Авроре», позвали к себе играть, и я там занималась года четыре мини-футболом. Потом пришло время заканчивать школу, нужно было сдавать экзамены, готовиться к поступлению в вуз, поэтому на «миньку» времени почти не было, и я решила уйти из футбола. Это решение далось очень тяжело, ведь футбол был всей моей жизнью. И через два дня после того, как я сдала форму, мне написал Ваня Канаев и позвал к себе в команду. Я вообще понятия не имела, кто это, но пошла на просмотр и стала играть за его любительскую команду.

– Это было ещё не в пляжном футболе?

– Нет, о «пляжке» я тогда вообще ещё не подозревала. Через какое-то время Ваня сказал, что хочет попробовать меня в «Звезде». Сначала пляжный футбол мне совсем не понравился, не хотела ходить на тренировки, я всей душой ненавидела и презирала этот вид спорта. У меня ничего не получалось, ни сил не было бегать, ни по мячику нормально не попадала, потому что он всегда в каких-то кочках. У нас было несколько бесед с Ваней, и он мне объяснил, что у многих футболистов в «пляжке» возникает этот барьер, и как только ты его перейдёшь, у тебя начнётся получаться и тебе это понравится. У меня в точности так и вышло.

«ОЧЕНЬ ХОЧУ В ФСБ. НО МЕНЯ ТУДА НЕ ВОЗЬМУТ»

– Вы выступали в Назаре на Кубке европейских чемпионов, уже зная, что будет создана женская сборная России. Это накладывало дополнительную ответственность?

– Ваня рассказал нам об этом после одной из тренировок перед отъездом в Назаре. Я тогда подумала: «Ну, зачем ты это сказал, как теперь играть-то?». Было очень волнительно, но потом все эти мысли у меня из головы вылетели. Я дала себе установку, что главное – просто играть здесь и сейчас и не думать о том, что может быть в дальнейшем. Всегда надо делать то, что зависит от тебя в данный момент.

– А как узнали, что вызваны на сбор национальной команды?

– Мне позвонил какой-то дяденька, спросил про рост и вес. Потом я уже поняла, что это был представитель РФС. Самое интересное, что звонил-то мне неизвестный номер, поэтому после разговора я стала сразу гуглить. Нашла этого мужчину в Интернете, скинула Ване ссылку на его страницу и спрашиваю: кто это? Ваня сказал, что это человек из РФС, который будет заниматься в сборной организационными вопросами. Я такая: «Да ладно? Ничего себе!». Потом стала успокаивать себя, мол, звонок ещё ничего не значит. Даже когда увидела свою фамилию в списке вызванных на УТС, всё равно старалась сохранять спокойствие и не радоваться, пока не попаду в состав. Меня уже все поздравляют с попаданием в сборную, а я всем отвечаю, что никуда ещё не попала, рано поздравлять. До последнего не верилось.


– Вы сейчас учитесь?

– Я после 11-го класса поступила в колледж и уже его окончила. Вообще я хотела пойти в университет МВД, но на медкомиссии мне сказали, что у меня рак щитовидки. Я прибежала к маме со слезами, говорю, что у меня рак, а она сказала: «Ты что, дурочка что ли? Не понимаешь, какая у них система и чего они хотели?». А там сроки уже поджимали и найти подходящий институт с моим набором ЕГЭ (а я сдавала обществознание и историю) было уже проблематично. Надо было ещё математику иметь на профильном уровне, чего у меня не было. Поэтому я пошла в полицейский колледж. Сейчас как раз собираюсь подавать документ в Российскую правовую академию при Минюсте, и там 5,5 лет буду учиться на «заочке» по специальности: «Правовое обеспечение национальной безопасности». Параллельно с учёбой буду работать юристом в Вычислительном центре коммунальных платежей. А дальше посмотрим, куда жизнь заведёт. Может, вообще буду только в футбол играть (смеётся).

– После получения высшего образования вам бы хотелось работать по специальности?

– Я бы очень хотела пойти в ФСБ, но вряд ли меня туда возьмут. Меня всегда захватывала национальная политика и всё, что касается армии и правоохранительных структур. Папины гены, вырастил героя России (смеётся).

– Вы хотели бы связать своё будущее с футболом?

– Когда я только переехала в Петербург, то полностью горела футболом. Заниматься любимым делом, да ещё получать за это деньги – что может быть лучше? Но потом я прочувствовала все реалии нашего футбола, и решила отложить эту мечту на дальнюю полку. Уж лучше идти по накатанной – учёба, работа, стабильность. Но сейчас, когда появился такой шанс, начинаю задумываться о том, что вновь хочу жить футболом. Поэтому, если у меня будет выбор – профессионально играть в футбол или делать карьеру вне спорта, то я выберу футбол, потому что мне это ближе.

«ГЛАВНОЕ – НЕ НАДЕВАТЬ НА СЕБЯ КОРОНУ»

– Что сейчас составляет круг ваших интересов помимо футбола?

– На самом деле у меня достаточно широкий круг интересов, но его сужают мои возможности (смеётся). А вообще, я всегда любила путешествовать. Мне очень нравится спонтанно куда-то сорваться, взять палатки и уехать в лес на какое-нибудь озеро. Очень люблю спокойствие и уединение от городской суеты. Была у нас с друзьями прошлым летом вылазка на Ласковый пляж на Финском заливе, недалеко от Сестрорецка. Нам повезло с погодой, так что были и шашлыки, и купание, и даже в «пляжку» с подругой играли обычным футбольным мячиком. Все дяденьки были в шоке (смеётся).

Ещё очень запомнился турслёт, в котором мы участвовали со школой. Это было зимой, нам устроили игры на выживание, поиск флажков. Родители так волновались, что даже дали мне с собой свисток от GPS-навигатора, чтобы я не потерялась и всегда была с ними на связи. Мы ночью в лесу бегали с фонариками на голове и искали эти флажки, а папа посмотрел на навигатор в три часа ночи и увидел многокилометровые петли по лесу. Испугался, что я потерялась, и мне пришлось объяснять, что это игры такие (смеётся). Было очень весело.

– Что ваши друзья думают о вашем увлечении?

– Они всячески меня поддерживают, ездят со мной практически на все игры. У меня есть определённый круг друзей – человек пять. Иногда все приезжают, иногда два человека, три. Но они всегда пишут мне, поддерживают, волнуются за меня. То, что чувствуешь от них – это очень здорово. Ты понимаешь, что ты не один. За твоей спиной ещё пять человек, которые поддержат тебя, если ты будешь падать. А ещё поднимут и подтолкнут, чтобы ты дальше шёл к своей цели.

– Вы выиграли Кубок чемпионов со «Звездой», Кубок Европы со сборной России, обыграв в обоих турнирах сильных, классных соперниц. Каково будет вернуться в российские реалии, играть в чемпионате страны? Не будет ли недостатка в настрое, в мотивации?

– Главное – не надевать на себя корону.  То, что было в Назаре – остаётся в Назаре. В Санкт-Петербург я вернусь как игрок клуба, который должен добиваться результата. Не нужно зазнаваться после таких побед. У других команд теперь будет огромная мотивация: показать всё, на что они способны, обыграть тебя. Это очень хорошо. Так и будет развиваться наш женский пляжный футбол. А нам нужно опять играть в каждом матче, как в последний раз – неважно, какой это турнир. Если ты что-то проиграешь, то снова в Португалию не поедешь.


– Есть ли у вас в Санкт-Петербурге какое-то особенное место? Где вас всегда можно найти?

– Если я захочу потеряться, меня вообще никто не найдёт (улыбается). А особенных мест у меня два. Я живу на окраине города – в Парголово, и у нас там есть Шуваловский парк, а в этом парке есть очень высокая гора Парнас. Если забраться на эту гору, то видно и весь город, и два озера очень интересной формы.  Я в своё время очень любила ездить туда на велосипеде. Забираться на эту гору просто ад, но оттуда открывается великолепный вид. А второе место – это железная дорога, как бы странно это ни прозвучало. Рядом с Шуваловским парком у нас есть переезд над шоссе. Оттуда ты видишь город немного сверху, чувствуешь его движение. А когда мимо проезжает поезд, ты испытываешь потрясающие эмоции. Как будто вот она – жизнь! Люблю там бывать, когда у меня какая-то апатия, и мне нужны новые эмоции.

– Есть у вас какая-то заветная мечта, цель в жизни?

– Как бы банально это ни звучало, моей мечтой всегда было выступать за сборную России. И очень хочется сыграть когда-нибудь на Олимпийских играх. Я очень надеюсь, что пляжный футбол в скором времени всё-таки станет олимпийским видом спорта, и мы сможем представлять страну на самом высоком уровне, который вообще только может быть. Этим горят очень многие девчонки. Они понимают, что если это произойдёт – это будет что-то невероятное. Любому спортсмену надеть на себя олимпийскую медаль – это просто запредельно!

Соревнование:
Команды:
Люди:
Материалы по теме:
Поделиться: